Konstantin Ivanov / 4 января 2020, 00:04

Стансы, навеянные июльской жарой в Одессе.


               (I)

Шесть вечера. Июль. Горсад. Кларнет. Жара.

Чуть легче завтрашней, но хуже, чем вчера.

Жара, как стыд. В пах отдаёт. Кромешна.

Как тень, которую дала б черешня,

Даёт ли, скажешь, тень черешневый кларнет?

Бетховен есть, есть сонатина, тени нет.

Рассудок истеком и истекаем

За трелью вслед. За нож не взялся б Каин,

Но «Пасторалью» добивая пастораль,

В жару, достав свирель, брат-Авель заиграль.

             (II)

Течёт к Пале-Роялю глицерином —

Как на прищепках сохла б пелерина -

Домов обшарпаных фасадов не стыдясь,

Ажурная, кларнетом сотканная, бязь.

Кларнет черешневый… Пакет черешни -

Что делать, Элохейну, правнук грешен -

Купил у немощной старухи, где нельзя;

Борух, сломался Боливар, двоих везя.

Да, торговать черешней на Соборке -

Тактильно, как заточкой в точку сборки.

            (III)

Течёт от Оперного к склонам, дальше — вниз,

Слеза Бетховена, густея. Атавизм -

Те железы в глазах его и больше

Потребен слух, а железы, как Польша

В глазу у Молотова. Тут — хоть Риббентроп -

Цвети просодия и наливайся троп.

Цветёт тут, пахнет, рана ножевая -

Не обработал и не заживает,

И гноем пахнет вдруг разрез твоей души.

- Что делать, Постум, климат, почва?..

- Рассмеши.

09.06.2019

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



   Правила

Записи в блогах:




Думська в Viber


Ми використовуємо cookies    Ok    ×