Борис Яворский / 8 ноября 2017, 09:50

О посредниках


Недавно в светской беседе о, конечно же, смерти, трупах, останках, скелетах и прочих элементах повседневности меня спросили о ритуальных услугах. Почему вокруг так много похоронных бюро и фирм? Почему каждый случай смерти привлекает множество «агентов»? Почему эта деятельность у нас явно более успешна и прибыльна, чем в западном мире?

Вопросы показались мне достаточно интересными, чтобы задуматься над ними.

Проблемы в обществе чаще всего оказываются результатами борьбы с предыдущими проблемами. Чтобы понять, почему всё так устроено сейчас, иногда имеет смысл задуматься, что именно не устраивало людей раньше. Поэтому стоит вспомнить, как сфера похоронных услуг выглядела в позднесоветский период – примерно в восьмидесятые годы.

Выглядела она, прямо скажем, неважно. Люди, только что потерявшие близкого человека, пребывающие в состоянии острого горя, в панике метались по городу, пытаясь срочно выяснить множество важных и очень непростых вещей. Где взять гроб? А где взять такой, у которого не отвалится дно, когда гроб с телом поднимут с табуреток? Где купить венки? А так, чтобы не из поломанных цветов? Где искать сносчиков и копщиков? И как с ними договориться, чтобы они не превратили похороны в цирк?..

А гробовщики, сносчики, копщики и прочие гвардии рядовые «специального бытового обслуживания» глядели на просителя со снисходительным презрением и цедили сквозь зубы, что, мол, папаша, не видишь – мы заняты… ну, может, завтра… посмотрим, если будет время… И проситель, багровея ушами от унижения, торопливо засовывал в засаленный пролетарский карман зелёные, синие, а иногда и красные бумажки и глядел с надеждой в мутноватые похмельные глаза – ну, как? нормально? хватит?..

А через неделю или через месяц гвардии рядовой вдруг обнаруживал, что тот самый давешний проситель будет лечить его отца. Или учить его ребёнка. Или не тот самый, но точно такой же – уже проходивший все круги этого ада, от растерянности перед хамством тётки из окошка до мучительного отчаяния и безысходности перед куражом «кладбищенских», жаждущий мщения и классовым чутьём безошибочно узнающий врага. И круг, как нередко с этой фигурой случается, замыкался.

Всякая эпоха и всякое обустройство жизни имеет свои достоинства и недостатки. Поздний СССР утратил былую кровожадность и допускал относительное материальное благополучие советского человека, но на фоне этого ещё острее выпятилась болезненная проблема. Сфера услуг, затянутая в тугой корсет планово-бюджетной экономики, превратила население СССР в общество гарантированного взаимного унижения.

Может быть, у Советского Союза были и более существенные проблемы, и смертельно опасные враги, ставшие причиной его краха – дискуссиями по этому поводу сеть полна. Но именно ощущение тотального взаимного унижения, бессилия и беспомощности стало психологической травмой последнего поколения советских людей – тем, кому сейчас за сорок. Сверхцелью, фетишем этого поколения стало стремление любой ценой избежать роли просителя и по возможности оградить себя от непосредственных контактов такого рода.

Решением этой задачи стала идея посредника, готового взять на себя тяжкое бремя взаимодействия с неповторимой индивидуальностью исполнителя и способного вежливо, корректно и доброжелательно прокоммуницировать с заказчиком.

Институт посредничества на постсоветском пространстве распространился достаточно широко. Практика агентских услуг в похоронном бизнесе в этом отношении не уникальна; ещё многочисленнее в тучные годы стали туристические агентства. Посреднические услуги оказались наиболее востребованными в тех вопросах, в которых исполнитель имеет возможность принимать решения, а заказчик в ходе общения с исполнителем или по результатам его действий может нести моральный урон. В прежнее десятилетие под любым МРЭО всегда можно было обнаружить деловитых мужичков неприметного вида, способных за соответствующую мзду оперативно провести документы на авто через все положенные кабинеты мимо унылых очередей, пока заказчик неторопливо кофейничает в ближайшем заведении; сейчас подобные мужички легко обнаруживаются опытным глазом вокруг ОВИРов.

Этот институт посредничества, эффективно решая поставленную задачу и совершенствуясь, порождает новые опасности. Например, исполнители-служащие, обнаруживая в новой форме работы удобство, безопасность, а иногда и выгоду, множат сложности на пути безрассудных храбрецов, явившихся со своим делом лично, и тем принуждают их прибегать к услугам посредников; посредники же, накапливая опыт и нагуливая аппетит, имеют склонность браться за всё более сомнительные задачи.

С этими и многими другими проблемами, порождаемыми институтом посредничества, общество, вероятно, как-то справится. А вот какие проблемы, в свою очередь, в ходе этого породит – интересный вопрос.

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Valter
Valter   страна по ip - od 8 ноября 2017, 15:42     +10      
Никто не спорит, что посредник (организатор, координатор) вполне нужный персонаж в сфере услуг.
 И никто, надеюсь, и не возражает против посредничества как профессии. Тем более в такой деликатной сфере, как ритуальные услуги.
Но недавно на Думской была занятная cтатья, в ответ на которую Вы сейчас, очевидно,  и реагируете.
 Так в ней поднимался вопрос не о вреде посредничества, а о признаках коррупционных отношений одной государственной организации, с одной частной конторой, на букву А.
 Вот если б Вы поведали об этом…
   Відповісти    
Борис Яворский
Статья, о которой Вы говорите, явно проскочила мимо меня; буду благодарен за ссылку и с интересом погляжу, что там пишут. Эти мои размышления родились в ходе разговора со знакомыми журналистами, которые наверняка с этой статьёй знакомы; так что, возможно, я оказался под опосредованным её влиянием :)

Что же до вопросов коррупции, то здесь забавная ситуация. В пятнадцатом году, когда меня угораздило принять участие в мероприятии Демальянса под названием "Идеальный Список", я принёс им на блюдечке бесперебойно работающую уже много лет коррупционную схему, связанной с этой сферой. Но, увы: когда мы действительно сталкиваемся со схемой, а не с жадным слабоумным чиновником, почему-то оказывается, что показательным забрасыванием стрелочника в мусорный ящик ничего не достигается, нужно долго разбираться с законами и нормативными актами, потом законным путём перекрывать в них дыры, которые используются в схеме… В общем, такая коррупция активистам не интересна, а другой коррупции у меня нет :) 
   Відповісти    

Ilyas Yakuboff
Мне нравится как вы пишите, и, как поэт, даю вам самую высокую оценку;)но тем не менее…вам практически прямо написали в той статье, что вы сотрудничаете с этой А-конторой«Имеете что-то возразить?«(С)
Это не допрос, просто вопрос.Тоже запомнилась эта статья просто
И Боря, что за расовое чутье??
   Відповісти    
Борис Яворский
Благодарю за лестную оценку.

Что до агентов контор А, Б, В и далее по порядку букв алфавита, то мы не сотрудничаем ни с кем и сотрудничаем со всеми; это могут подтвердить сотрудники других фирм — от "Декора" и "Реквиема" до "Карлетона" и "Савана". Любое лицо, обязавшееся похоронить умершего, в соответствии с Законом Украины "О погребении и похоронном деле", имеет право для этой цели получить врачебное свидетельство о смерти, и закон здесь не выявляет разницы между родственниками и сотрудниками похоронных фирм, а нам не делегировано право устанавливать в таких случаях степень родства этих лиц с покойным. Я всегда жёстко борюсь с любыми попытками тем или иным образом вовлечь нашу службу в конкурентные разборки между "похоронками". Я категорически против аренды помещений или территории нашего бюро любыми похоронными фирмами (такие поползновения происходят регулярно), и, к счастью, мой начальник прислушивается к моему мнению в этом вопросе.

Что же до расового чутья… Я, как говорил герой известного КВН-овского ролика, "интуитивно догадываюсь", что макет "Тигра" или "Фердинанда" был бы воспринят этими гостями значительно более благосклонно, чем БТ или вообще Т-34 ;) 
   Відповісти    
TAG501
НЕ так давно вынужден был пользоваться услугами похоронного агенства, не «Анубиса».
Не скажу, что стоило особенно дешево, но в рамках разумного. Оговорено было все, вплоть до мелочей: время, транспорт, отпевание, меню в кафе, различные атрибуты и прочее.
Все прошло без проблем и неувязок. В плане организации  при достаточно умеренной плате все было замечательно, если можно так сказать. К агенству претензий не было.
   Відповісти    
d9d9
d9d9   страна по ip - us 10 ноября 2017, 03:13     -6      
Терять близких стало технически слишком просто. Тут ещё жив человек, а всего через час двое крепких парней безвозвратно унесут его в чёрном мешке, а ты ляжешь спать.
   Відповісти    
Serg  Chernetchenko
Не думаю, что это плохо. Как по мне, тяжесть от потери близких не заключается в том, что ты бегаешь, как ошпаренный, договариваешься там, там и тут, хотя возможно, кому-то это помогает отвлечься от черных мыслей. А чувство потери все равно вернется, когда отступит суматоха похорон.
   Відповісти    
Борис Яворский
Комфорт — одно из ключевых понятий и базовых ценностей современного массового общества, в построении которого мы все сейчас продолжаем принимать участие независимо от нашего на то желания.

А унижение, мне кажется, плохое лекарство от горя.
   Відповісти    
   Правила

Записи в блогах:




Думська в Viber


Ми використовуємо cookies    Ok    ×