«Разве это бомбежки? Вот в наше время…» Узник гетто — о том, каким был день освобождения Одессы в 1944 году


Специальный корреспондент «Думской» Дмитрий Жогов поговорил с одним из немногих оставшихся очевидцев освобождения Одессы от румынско-немецких оккупантов 10 апреля 1944 года.

Каюсь, грешен. Стал два года назад слушать советские песни о войне.

«И грохочет над полночью…», «Враги сожгли родную хату». Есть еще пара неплохих.

Понимать их стал лучше. Оказались на злобу момента. В советское время меня от победобесия мутило. И от песен этих. И от воспоминаний ветеранов на «уроках мужества» в школах, где они заученно шпарили отполированный текст: «От станции Шепетовка мы шли с боями!..»

Вызывало это зевоту.

Сегодня день освобождения Одессы от «немецко-фашистских захватчиков».

Я хотел найти такого человека, чтобы его воспоминания не были официальной рапортичкой. А это сложно. Свидетелей, оставшихся в живых, по пальцам можно пересчитать. Все же посчастливилось мне встретится с Виктором.

Виктор Сабулис родился в январе 1940 года. Ему на момент освобождения было всего четыре года, но он уверяет, что помнит оккупацию и освобождение. Даже звуки и запахи помнит! И боль, и страх помнит.

Но все по порядку. Отец Виктора литовец. Мать еврейка. Окна его не заклеены крест на крест бумагой, хотя и живет он в районе недавних прилетов российских ракет и дронов. Говорит, что не боится бомбежек, потому что «с детства привык».

«Думская». Вы помните тот день? 10 апреля 1944-го?

Виктор Сабулис. Я вам расскажу, что перед освобождением Одессы было. Я это помню, как будто бы сегодня. 9 апреля 1944 года. День был пасмурный. Моросил дождь. Ветер пронизывающий.

Отопления не было. Света не было. Воды не было. Когда началась война, центр города бомбили и одна бомба попала в наш дом. И мы переехали. Тогда разговоры ходили, что немцы нормальные люди, цивилизованные.

Всю войну жили на Троицкой, 23.

Там жил один немец с семьей. Немец работал в тюрьме. Ребенок у него был одного со мной возраста. У него были очень красивые игрушки. Деревянные, ярко разукрашенные. Машинки. И я с ним играл.

А потом мы прятаться стали. У матери сестра была. И у нее дети, двое. Она оставляла их у нас и сама уходила. Мать прятала их в сундук.

Я вот думаю: сейчас посадите любого ребенка в сундук. Он будет молчать? А эти сидели тихо как мышки. Весь день.

Только ночью, когда ставни закрыты, мать зажигала лампадку. Там фитилек еле горит на машинном масле. И подымает крышку. А один из братьев ее спрашивает: «Тетя Лиза, мы что, жиды? Нам жить нельзя?»

Помню, как с матерью попал в гетто. На самом деле, плохо помню. Мать несет меня на высоко поднятых руках. Кричит. А у меня течет кровь по лицу. Я весь в крови! Больно и страшно. Меня укусила за лицо немецкая овчарка охранника. А как выбрались из гетто, не помню совсем.

После войны про это никто никогда не хотел ни говорить, не вспоминать. Если встречались близкие люди и на идиш они говорили, разве что.

Виктор плачет. Вытирает платком глаза.

Я думаю об убитых, изнасилованных, разорванных в клочья, похороненных живьем под обломками домов украинских детях.

Российские пропагандисты заявляли, что их нужно убивать. Что бы было с нами, оккупируй враг Одессу. Я на секунду представил себе разбомбленный город, с детьми, прячущимися в сундуках. Детьми, которые знали, что их ищут, чтобы убить, как грязных насекомых. Одессу с дымом, с запахом горелой человечины, тянущимся от подожженных пороховых складов, с развешанными трупами на столбах.

И понимаю, что оккупируй враг сейчас Одессу, все бы было так же.

Но Виктор настроен оптимистично

В. С. Свет есть! Тепло есть! Вода есть! В магазинах продукты! А тогда ели стручки от акаций! А когда бомбардировки, их разве сравнить с теми? Я просто спать ложусь.

«Д». Так каким же было 10 апреля 1944-го?

В. С. 9 апреля погода была пронизывающая такая. И все уже знали, что скоро перемены будут. У нас как во двор заходишь, то там одноэтажный флигель. Там мы и жили. Соседей было человек десять или двенадцать.

Бомбы летели со свистом, дома рушились. Звук после взрыва такой, будто самосвал кирпичи разгружает.

По улице наш номер целый был, 19-й — наполовину разрушенный, а 17-й почти полностью разрушенный. Напротив тоже дома были побитые. Сидели, дрожали все. С потолков сыпалось. Стены шатались. А вот окна не вылетали. Клеили их, что ли?

Вечером был приказ смотрителям открыть ворота и чтобы двери во всех квартирах были открыты. А у нас дворник смелая была. Взяла и закрыла ворота. Ворота дубовые. В них смотровое окошко. Соседи стали расходиться по квартирам, а кто-то заметал штукатурку.

А тут румын! Видно, где-то спал. Проснулся, уже никого нет! Все румыны ушли. Хотел вбежать, а ворота закрыты! Так он стрельнул в окошко, а в это время соседка нагибалась, заметала, и пуля в стену попала. А могла бы в нее.

Мы с братом вышли в парадную. Он старше меня был на девять лет. Темно! Гремит! А высунулись посмотреть на небо. Все небо в трассирующих пулях. И так продолжалось почти всю ночь. Под утро стало тихо.

А утром солнышко вышло. И стало тепло. Все вышли, и мы с матерью вышли.

И идет наш солдатик. В плащ-палатке, на поясе фонарик блестит на солнце.

А в небе аэростаты, самолет летит вражеский, а вокруг него взрывы. И он улетел.

Соседи плакали, поздравляли друг друга. А особенно ту соседку, которую чуть румын не застрелил.

Через несколько дней они пошли в фотомастерскую на Дерибасовской и сделали этот снимок. Виктор и Марат. Они выжили. Жизнь продолжалась.

Я невольно улыбаюсь и представляю, какой у нас будет день победы. И мы будем плакать, обнимать друг друга. И этот день обязательно будет солнечным!

Автор — Дмитрий Жогов


СМЕРТЬ РОССИЙСКИМ ОККУПАНТАМ!


Заметили ошибку? Выделяйте слова с ошибкой и нажимайте control-enter




dolento
dolento 10 апреля, 19:41     +1      
Почав, але роман до кінця не прочитав!
   Ответить    
Prosector
Prosector 11 апреля, 01:37     -3      
зачем признаваться в собственном идиотизме?
   Ответить    
Неравнодушный
Жогов по-прежнему «жжёт» в своём репертуаре. Молодец!  

Я не знаю как кто, но я себя помню  почему-то  только с 6 лет, перед тем как идти в первый класс.

Я не понимаю что может помнить Виктор в свои 4 года о 10 апреля 1944 года.

Всё это как-то неестественно выглядит.

Хотя, кто его знает.

Может каждый из нас действительно по разному что-то помнит из своего детства?

При этом я никоим образом не хочу никого обидеть, но хотелось бы реальных воспоминаний, а не то, что кто-то рассказал ребёнку в его 4 года.
   Ответить    
Комментарий получил много негативных оценок посетителей
CROWN
CROWN 10 апреля, 19:44     +1      
снаряды он не подносил часом..10 апреля 1944 года.. что за бред идиота??? он не в курсе что наши вошли утром 10 апреля с двух сторон в Одессу и город был ПУСТОЙ ОТ РУМЫНОВ ….а немцы ушли за 3 суток до 10 числа еще.. моему отцу было 7 лет на начало войны.. так что он помнит лучше и больше…
   Ответить    
Бригадир
5 апреля 1944 года сильно бомбили нефтехранилище, которое находилось на месте уже бывшей ватино-ватной фабрики. А 9 апреля красные уже шли по Николаевской дороге и спускались с Жеваховой горы на Пересыпь.
Тётка рассказывала.
   Ответить    
Пишоновец
«Скажи-ка, дядя, ведь недаром…» спецкор жжот, як московит уроджений. Це — нікчемно.
   Ответить    
Комментарий получил много негативных оценок посетителей
Prosector
Prosector 11 апреля, 00:20     -3      
Молодец дед. Тут многие стонут и плачут. Ой шахеды! Ой свет мигнул! Железобетонный дед поел и спать. И клал на обстрелы. А то, что вы его назвали идиотом, я хочу пожелать чтобы вы со своей тупой злостью дожили до восьмидесят и при этом здраво рассуждали. То что ваш дядька-тетка помнят так ну молодцы! Дедушка помнит по другому. Главное он помнит победу.
   Ответить    
Бригадир
"То что ваш дядька-тетка помнят так ну молодцы! "

20 лет, как тётки уже нет, а она оккупацию на Пересыпи пережила, от подрыва красными Хаджибеевской дамбы до прихода их назад, потому и помнила. Но сравнивая немцев и красных, всё таки выбирала красных.
   Ответить    
   Правила



22 мая
14:01 Только вечерние отключения: на Одесчине света не будет с 19:00 до полуночи
13:26 Более 4000 компаний открыли полтора десятка украинцев: Одесчина на четвертом месте по числу бизнесов созданных массовыми основателями фотографии
2
12:13 Без штрафов за нарушение комендантского часа: Верховная Рада провалила голосование
8
11:54 За парты в августе и огромные каникулы: инициатива Кабмина может обернуться миллионными убытками для одесских вузов
3
10:55 В пригороде Одессы отремонтируют водонапорную башню — на это нужно почти полтора миллиона
09:53 На дроны и средства радиоэлектронной борьбы: Одесса профинансирует оборону Харьковской области
4
08:29 Над Украиной сбили 24 дрона: часть над Одесчиной
2
21 мая
23:52 Предлагали инвестировать в акции и криптовалюту: в Одессе будут судить банду мошенников, выманивавших деньги у граждан фотографии
3
23:11 Не успел выпустить ни одной ракеты: Военно-морские силы подтвердили уничтожение российского корабля «Циклон» в Севастополе
6
22:49 В Одесской области 22 мая будут отключать свет утром и вечером
22:12 В Одессе задержали банду рецидивистов, которые вымогали у бизнесменов несуществующие долги (фото) фотографии
2
21:50 Одесские квартиры российского миллиардера и гауляйтера Херсона пустили с молотка
4
21:17 Женский футбол: одесские «Систерс» уверенно обыграли житомирское «Полесье»
20:37 Одесская полиция проигрывает войну с мафией: в Бессарабии бандиты спокойно избили оперативников
36
20:04 Памятник Воронцову в Одессе следует снести, — Украинский институт национальной памяти
26




Статьи:

Экзистенциальное бесстрашие: почему мобилизация не только законна и оправдана, но и жизненно необходима (колонка редактора)

«Был спокоен как никогда»: одесский сержант уничтожил в ближнем бою сразу шесть оккупантов

Харьковское наступление врага: что происходит и есть ли угроза для столицы украинской Слобожанщины?





Новости Одессы в фотографиях:










Думская в Viber
Ми використовуємо cookies    Ok    ×