Обыкновенные герои, или Вокзал Херсона в оккупации: мародеры и наводчики, «Искандер» и Поезд Победы


«Герои не храбрее всех остальных. Просто их храбрость длится на пять минут дольше»

Рональд Рейган, 40-й президент США

Я часто сталкиваюсь с россиянами в соцсетях. В основном с «хорошими» русскими. Я их корю за малодушие, бездеятельность, за то, что не восстали против тирана. За рабский менталитет. Они огрызаются, мол, у них с противниками режима не церемонятся.

- У нас сразу набутылят в лучшем случае, — пишут мне они, — а в худшем отправят в «Полярную сову» (самая строгая колония рф, находится на крайнем севере, — Ред.). А у вас народ не пуган.

- Нас пытались и убить, и запугать, и унизить. На Майдане догола на морозе раздевали, убивали снайперы, похищали людей и те исчезали. Пытали! — отвечаю я.

- А когда Херсон российские войска заняли, там почему боялись выйти?! — вопрошает «хороший» русский.

- П-ф-ф-ф. А кто с флагами Украины против танков выходил, не боясь пули? А кто пошел с «коктейлем Молотова» против бронетехники? А кого расстреляли в Сиреневом парке?

Я уверен, что когда-то про тероборону Херсона сочинят песни. А листовки, которые появились на стенах домов: «Стремоусов, Херсон всегда будет Украиной! А ты, сладенький, подписал себе смертный приговор»? И таки подписал! Мы после войны узнаем много о херсонском подполье!

Так что, говорю я россиянину, башляй на нашу армию, а не в штаб бесполезных навальнят, а по поводу мужества херсонцев лучше помолчи. Не оскорбляй павших героев своей бестолочью.

«Хороший русский», как правило, тихо ретируется. Ну да и черт с ними.

Давайте вспомним о людях таких же, как мы. Почти таких же. Которые в экстремальный момент не замерли, не убежали, а стали действовать. И спасли не только свою жизнь, но и сотни других. Сегодня говорим о тех, кто, по выражению Рейгана, оказался на пять минут храбрее.


БОМБИЧЕСКИЙ КОЛЛЕКТИВ

Вот какой вы себе представляете директрису железнодорожного вокзала? Высокая прическа, синие тени, большие серьги.

- Вы от Григория Кузьмича? Два билетика в СВ на завтра? Сделаем.

А вот и нет. Это Алла Лопата — директор вокзала в Херсоне. Она сама про себя говорит: «Штаны, кеды и побежали!»

- Я интервью никогда не давала.

Она беспокойно позирует нашему фотографу на перроне. С минуты на минуту должны приехать волонтеры, привезти гуманитарку для Херсона, и она подскакивает, словно мячик, ей не терпится к своим волонтерам.

Алла — одесситка. И сейчас она в Одессе. После контузии надо бы месяцев семь в курортных условиях провести, но она продолжает работать на нашем вокзале. Изредка выбираясь в Херсон.

- Врачи сами толком не знают, что такое контузия, — рассказывает Алла, грустно улыбаясь. — Как из-за угла набитым мешком огрели. Барабанные перепонки целы. А вот в мозгу повреждены нейронные связи. Это все еще инсультом может обернуться. Ну а каково нашим ребятам в окопах? Они все там контужены.

В 2021-м Алла стала директором херсонского вокзала. Ехала на новую должность — как в омут ныряла. В Херсоне никого: ни родственников, ни друзей, ни знакомых. Жить пришлось прямо на вокзале, в маленькой служебной комнатке. Так что, Алла была на работе 24/7. За эти три года у нее даже не было времени посмотреть город.

Приняли новую начальницу настороженно. Боялись, что непонятная одесситка будет шахер-махеры наводить! В первые дни сотрудники даже становились в очередь на увольнение.

- Я говорю, давайте дадим друг другу два месяца, — рассказывает Алла. — Если будет что-то не так с моей стороны или с вашей, мы тогда поговорим об увольнении. Давайте поработаем. Вы меня не знаете, я вас не знаю.

И херсонцы оценили одесситку в кедах. Неуемная, живая, энергичная. За это время ни один человек не уволился.

- Моя банда! — так говорит Алла о коллегах. — Моя семья! Я без них ничего не стою. И я действительно не какой-то там герой! Я помогала моей семье. А моя семья — это коллектив бомбический.

Она и представить себе не могла, что дальше будет.


ВОЙНА. БЕГСТВО. ОККУПАЦИЯ.

- Мне позвонили друзья: «Вставай, нас уже бьют!»

В семь утра страшный взрыв в Чернобаевке. Утро так тогда и не настало. В небе темно от дыма. Не умолкая, грохотала канонада. К Херсону тянулись, ехали, спешили нескончаемые колонны бронетехники с мерзким росчерком Z. 

- Я всей ночной смене говорю, давайте освобождать подвалы,  - вспоминает Алла. — Набирать воду. Стулья туда спускать. У нас нет бомбоубежища. Там только подвальные помещения. Может, надо людей уже прятать?

А из Киева два поезда друг за другом. Один состав в 8:00 прибывал в Херсон, целый день на перестое и в 18:00 должен был снова в столицу. Следом за ним заходил «Интерсити» в 9:00. Он стоит всего 40 минут и сразу назад. Многие пассажиры, которые приехали на первом поезде, увидев, что происходит, запрыгивали в «Интерсити» и назад.

- Я получила указания, что делать, — говорит Алла. — Пришла дневная смена, и мы давай все закрывать, опечатывать. Я подумала, что первое, что они (россияне, — Ред.) будут искать — документы на коммуникации. Схемы, чертежи. А хер вам! Упаковала все в коробку. И спрятала.

Потом, когда Херсон уже оккупировали, Алле присылали видео сотрудники вокзала.

Оккупанты занимались мародерством. Двери в кабинеты прошивали очередью, чтобы легко было взломать. Рядовой состав искал спиртное. Так и спрашивали: «Где тут у вас, на вокзале, водка?»

Когда россияне уезжали грабить ближайший супермаркет, работники вокзала быстро пробегали по помещениям, снимали хаос и разграбление.

Алла чувствовала, что россияне перевернут все в поисках поживы, и попросила оставшихся работников вынести спрятанные документы. И тогда херсонцы провернули целую спецоперацию, чтобы уберечь бумаги. Передавали их друг другу, как мяч. Вынесли и закопали до лучших времен. В ангаре за городом.

Но это было потом. А пока взрывы были все ближе. Враг уже на пороге. Посерели лица. Февральская стужа в сердце. Никто не знал, чего ждать. Что будет дальше?

Поступает строгий указ. Все опечатать. Все закрыть. И эвакуироваться. А это значит, оставить часть коллектива. Но все, кто хотел уехать, могли это сделать.

- В тот же день был и львовский поезд, в обед, — рассказывает Алла, ее руки в этот момент предательски дрожат. — И в него мы уже сажали всех пассажиров, вывозили их в Николаев. Абсолютно всех. И тех, кто ждал вечернего поезда, всех отправили. Но и в Николаеве было небезопасно. Там витражный вокзал. Стеклянный. И все эти стекла вылетели от взрывов. Разлетелись в пыль. Страх. Растерянность. Что делать? Как поступить?

Алле казалось, что это неправильно, что коллектив остается. Может, все еще обойдется? Она не могла уехать. Проверяла, все ли заперто, все ли люди ушли. Дежурный по станции задержал состав. Так и сказал: «У тебя есть две минуты! Уезжай!»

Алла заскочила в последний вагон. Она все сделала правильно. Всех людей эвакуировали. Всех работников отправили по домам. До единого. Вокзал заперли на замки, опечатали.

- А ехали молча. Вот едем, а куда доедем? И что нас ждет?  

Замершим и заколоченным вокзал простоял ровно неделю.

Алла между тем создала в «Вайбере» группу для общения с работниками, оставшимися в оккупации. Каждый день сотрудники должны были отписываться, где они и что происходит. Эта группа работала практически весь период оккупации.

- Я знала все. Как себя работники чувствуют. Что едят, чего не едят. Что им нужно из лекарств. Потом в Херсон поехали перевозчики, с посылками в оккупированный город, ребята смелые, ушлые. Я передавала с ними лекарства и продукты. Даже зарплаты сотрудникам платили до лета.

Россияне сперва не озаботились вокзалом. Он стоял покинутый. Рядом оккупанты поставили большую машину с гуманитаркой. Люди первое время к ней не приближались. Потом стали осторожно подходить маргиналы. Запасались едой и шли на вокзал ночевать. А там уже и костры жгли, и пьянствовали, и пляски устраивали. Все, что не успели заграбастать оккупанты, утаскивали эти алкаши и наркоманы. Вынесли все. Остались стены и вокзальные лавки. Выдирали провода. Из оборудования вытаскивали цветные металлы.

- Утром забрались ко мне в кабинет, — говорит Алла, — а вечером позвонили, предложили выкупить мой компьютер.

А потом оккупанты решили учредить херсонскую железную дорогу российской федерации. И привести вокзал в порядок. Вспомнили, что это не просто вокзал! В Херсон в 1915 году на поезде прибыл император и самодержец Николай II вместе с цесаревичем. Смотр войск проводили. Да и само здание при нем, милостивце, было построено! Скрепно!

Завезли на вокзал строительные бригады и стали приводить его в порядок. Выбитые окна застеклили. Сделали новую щитовую. То есть готовились к приему поездов. Даже расписание у них было. В июле из Херсона в Крым должны были пойти поезда. Но ничего у них не получилось. Поезда не пошли.

9 ноября 2022-го Шойгу и Суровикин объявили о выводе российских войск с правого берега Днепра. Оккупанты быстро стали сворачиваться. Даже батареи на вокзале сняли и вывезли.

Город оставили разграбленным, не было электричества, не было интернета. А потом жители увидели, что исчезли блокпосты. И то на одной улице, то на другой люди стали вывешивать украинские флаги. В городе есть площадь Свободы, где все собираются. Горожане хлынули туда, а там уже были наши военные, наши флаги. Счастье, свобода!

Алла достает из органайзера для канцелярских принадлежностей зловещий дротик, размером с гвоздь.

- Вот летел в меня и не попал. Говорят, держать его плохая примета. А я храню. Чтобы помнить.

Для нее только все начиналось.


ХЕРСОН ПОД ОБСТРЕЛАМИ. НАВОДЧИКИ. «ИСКАНДЕР».

13 ноября Алла вернулась в Херсон. Глядя в окно, она просто не узнавала многих привычных мест. На глазах слезы.

- За Николаевым есть двери, — рассказывает она, — которые мы открываем и попадаем в другую реальность. Едем, а кругом сожженная, разбитая техника. В полях торчат хвосты от ракет. Все заминировано. А сам Херсон — весь черный. Режим светомаскировки соблюдается по сей день. И комендантский час не такой, как в Одессе. Сегодня, например, с 21:00 до 5:00. А когда приехали, с 16:00 и до 8:00. Машины ездят без видеорегистраторов. Снимать ничего нельзя.

Сотрудники Аллы были словно высушенные: худые и битые. Одну девушку особенно сильно прикладом по голове огрели, хорошо хоть барабанную перепонку не повредили. Но ухо у нее буквой Z срослось. Они на подвалах сидели, их вынуждали к сотрудничеству. Смотришь, такое ощущение, что кожа прилипла к скелету. Первое время приезжали волонтеры и спрашивали, что надо.

- Нам все надо! — говорит Алла. — Их (сотрудников) нужно откармливать! Не было ни воды, ни света, ни газа. Все было разбито. Разворовано. Были и те, которые пошли по идеологическим соображениям сотрудничать с оккупантами. Я их не понимаю и не жалею.

На входе в вокзал Аллу и ее коллег встретили военные, сразу проинструктировали: «Пиротехники проверили только три зала. Дальше никуда не ходите».

- Вот мы в этих трех залах чуть ли не на полу спали. А утром приехали саперы. И выяснилось, что администрация (вокзала, — Ред.) была заминирована.

И не только администрация. Колея Николаев-Херсон, там «однопутка» идет. Путейцы с саперами и связистами пешком весь путь прошли. Разминировали.

- Эти мины простой человек и не заметит. Они как лепестки (речь, судя по всему, о противопехотной фугасной мине ПФМ-1, она же «Лепесток», — Ред.), как камни. К сожалению, были случаи, когда ребята наступали на них и гибли. Есть территории, которые заминированы и по сей день. Там совсем другая жизнь.

Первое, что сделали сотрудники вокзала по приезду — помогли херсонцам связаться с родственниками в других городах и странах. Жители оккупированного города слишком долго сидели без света и связи.

- Мы привезли генераторы, поставили много столов, скамеек, удлинители. Чтобы люди могли прийти и зарядить свои телефоны, планшеты.

И сразу стали готовится к встрече «Поезда Победы». Это семь вагонов, разрисованных украинскими художниками. Помимо двухсот пассажиров, он привез посылки, которые застряли на «Укрпоште» с начала оккупации.

Вокзал подключили к электричеству и водоснабжению. Снова пустить поезда удалось всего через неделю после освобождения. Но победный марш пришлось втянуть обратно в фанфары.

Каждый день по Херсону бьют из артиллерии, прилетают КАБы. Нет ни одного целого дома. Выйти в магазин сегодня — это лотерея, убьет или нет. Воздушные тревоги есть, но херсонцы на них не реагируют.

В относительно безопасной Одессе Алла по-прежнему жмется к домам. Инстинктивно. Если бомбежка, обстрел, можно сразу нырнуть за стену от осколков. И в самом Херсоне она как-то сидела у себя в офисе, вдруг гул! Самолеты! Выскочила сразу в зал: в кабинете окно огромное, если рухнет, то всю изрежет. В зале пассажиры и персонал уже на полу. Голову прикрыли, покорно распластались и лежат молча. Обреченно. Сил уже нет.

Но тут кто-то забежал и крикнул: «Не бойтесь! Это наш летит». И все стали подниматься. И, наверное, тут Алла почувствовала, что проклятая война сделала с людьми.

- Транспорт весь ужасно бьют. Сколько разбитых троллейбусов, автобусов, — рассказывает она. — Артиллерия — это очень страшно. Ты не знаешь, откуда тебе прилетит. И летит всего четыре секунды, две секунды. При всем этом очень многие возвращаются в город. Говорят: «Мы уже побывали везде. Хотим сажать свои огороды и жить в своих домах».

Пассажиров, которые приезжают и уезжают из города, на вокзале проверяет полиция и СБУ. Алла рассказывает, что разного там насмотрелась. Был случай с бабушкой — на нее, кажется, ветерок подует, и она рассыплется. И Алла вступилась за божьего одуванчика.

- Посмотрите на нее! Куда вы ее?! Она же немощная! — говорю я проверяющим.

- Вот у тебя в телефоне есть координаты военных? Знаешь, как ими пользоваться? — спрашивают они.

- Нет. Вообще не в курсе!

- А у нее полный телефон. Причем координаты вокзала, в том числе. И вся телефонная книга состоит из российских номеров. Каждый должен заниматься свой работой!

И увели бабульку. Потом девушку одну задержали. Плакала она очень. У нас же нельзя фотографировать. У нас есть мост, с которого вокзал как на ладони. Он пешеходный. Если мы его закрываем, то людям надо в обход очень далеко идти. Так у нее фото вокзала со всех сторон!

- Ты сама херсонка? У тебя есть семья? — спрашиваю я ее.

- Да. Есть, — отвечает она всхлипывая.

- Покажи фотки дома. Покажи кроватку, в которой спала. Это же роднее, чем вокзал. Друзей у тебя же должны быть такие фотографии.  

- Ты сука, — сказала она уже со злостью.

- Забирайте ее. Не жалко. Из-за таких, как она, гибнут люди. Я сама контужена была от обстрела 29 октября.

А вот еще одна история. Считайте, рождественская сказка. 26 декабря отправлялся поезд на Киев. Предновогодние праздники. Очень много людей. В обычное время людей на перроне быть не должно — прилетит в любой момент. За 10-15 минут до отправления (в данном случае оно в 18:44) Алла и ее подчиненные начинают пропускать людей, чтобы те садились в поезд. Быстро. Перебежками.

- А тут начали «грады» нас обстреливать, прям очень близко. И я думаю: «По-моему, цель это мы».  Это было 18:17. Еще минут десять и должны начать размещать пассажиров. Я шла по перрону с Сашей, он сейчас выполняет обязанности начальника вокзала. Он сориентировался быстрее и кинул меня под колеса грузового состава, который защищал пассажирский, а сам меня закрыл сверху. А тут еще двое полицейских к нам под состав прыгнули. И тоже прикрыли собой. Их обоих ранило. А я благодаря им осталась жива.

Алла откашливается. Ей тяжело говорить

- Я вбежала на вокзал, кричу: «Кидайте чемоданы, у нас не воруют, все в подвалы!» И все дисциплинировано гуськом друг за другом пошли. Были и те, кто не мог расстаться с чемоданами. Мы им помогали. Тогда успели запрятать 140 человек. Они стояли друг возле друга. Никто не плакал. Хотя много деток было. А тепловозники, они самые отчаянные герои, в это время отогнали тепловоз. Он был тоже разбитым. Изрешеченным. Но эти скоты (русские, — Ред.) не попали в баки с солярой. Если бы попали, я не знаю, что было бы. Наверное, все ангелы-хранители слетелись на помощь.

В 18:29 объявили тревогу. В 18:31 прилетел «Искандер».

- Как эта ракета не сложила вокзал, я не знаю. И как эти подвалы выдержали, для меня это все загадка. Последним в подвал спускался полицейский, его убило. Я, наоборот, поднималась, посмотреть, все ли спустились. Меня накрыло взрывной волной.

А потом вокзал еще два часа добивали «градами». От того поезда только каркас остался.

- Полицейские, СБУшники, Красный Крест все помогали. Был у нас волонтер, их очень много в Херсоне, австралиец. Такой огромный дядька. Бедняга уже выезжал и перед Новым годом попал в такой замес. Он тоже помогал людям чемоданы в подвал нести. И упал, ребята из Красного Креста давай его бинтовать, а он очень большой, еще и диабетик. Ему трудно дышать было, но никто никого не оставил. Когда военные приехали на следующий день, то сказали: «Здесь же никто не мог выжить. От этих ударов, которые были». А мы успели. Смогли.

- Вы можете представить: лет через 20 приходит поезд Москва–Херсон? Или Москва-Одесса, — задаю я свой последний вопрос.

- Уже нет. Они перешли все грани. Люди их ненавидят.

Кто-то скажет, да что тут героического? Выполняла свои обязанности! Эта женщина в Херсоне вовремя отвела людей в убежище. Спасла больше ста человек. Врач в Мелитополе принимал роды и делал операции под грохот обстрела. Спас роженицу и ее дитя. Машинисты увели дизель, и он не взорвался. Спасли людей. 90-летний дедушка из Ивано-Франковска передал все свои сбережения военным. В Одессе, в Политехе, изобрели сумку, куда можно прятать мобильники и их не запеленгуют. Ими пользовались наши десантники на Змеином. Стоматолог из Одессы на машине «Зубастер» ездит по линии фронта, лечит бойцов.

Они все делают по чуть-чуть. Выполняют свои обязанности. Приближают нашу Победу. И умолкают россияне при упоминании героического Херсона.    

6 марта 2022 года указом президента Украины Херсону присвоили почетное звание «Город-герой Украины» за подвиг, массовый героизм и гражданскую стойкость, проявленные при защите города во время отпора вооруженной агрессии рф против Украины.

Автор — Дмитрий Жогов


СМЕРТЬ РОССИЙСКИМ ОККУПАНТАМ!


Заметили ошибку? Выделяйте слова с ошибкой и нажимайте control-enter


Новости по этой теме:





судомеханик
Херсон  не чуже мені місто. Свого часу навчався там і деякі родичі і зараз там живуть. Свого часу радянським союзом проводилася політика «русифікації» Херсона. Після того як побудували ХБК (бавовняний комбінат, 1954 рік) туди вербували працювати дівчат з «нечорнозім'я» воронезька область і навкруги. Деякі з тих дівчат, вже ставши бабцями, як ненавиділи, так і продовжують ненавидіти Україну. До речі, теж саме зараз кацапи роблять на окуповпниї територіях Херсонської області. Туди позавозили стільки кацапів, побудували їм будинки, лікарів, вчителів позвозили, намагаються змінити демографічну ситуацію, як це робив радянський союз
   Ответить    
Адмирал Крузенштерн
Слава Героям!!!
   Ответить    
Trubadur
Trubadur 26 мая, 21:19     -7      
мобене
   Ответить    
Комментарий получил много негативных оценок посетителей
арчибальд арчибальдович
це правда, яку кожному з нас треба знати і пам'ятати, скрізь покоління цю пам'ять страшних років передати;
   Ответить    
   Правила



17 июня
17:15 На берегу Дуная в Одесской области нашли фрагменты старинного корабля (фото) фотографии
16:09 У мамы чиновника одесского управления миграционной службы обнаружили внедорожник за 5,6 миллиона гривен: машину хотят конфисковать
6
15:13 У Одессы появится еще один город побратим — немецкий Майнц
4
14:08 Одесский суд вынес приговор мужчине, который зарезал знакомого и выбросил его тело в лиман
22
13:02 В Волчанске около 400 российских солдат попали в окружение и сдаются защитникам города
18
12:14 Подогрев сидений и мультмедийные панели: одесское управление СБУ закупает четыре легковушки за пять миллионов гривен
20
11:11 Mono в одесском горэлектротрансе: скоро за поездку можно будет заплатить через приложение (обновлено)
12
10:28 Три года условно: на Одесчине осудили мошенницу, которая собирала деньги на «возвращение» пропавших без вести военных
6
09:27 В центре Черноморска подожгли два авто
7
08:30 В Одесской области определили подрядчика для ремонта школьной крыши за 12 миллионов: альтернативы не было
17
16 июня
22:20 Игрок одесского «Черноморца» в составе олимпийской сборной Украины по футболу получил золото престижного турнира
6
21:40 «Я был там с Зеленским»: премьер Греции на Саммите мира рассказал о ракетном ударе по Одессе
11
19:52 Грузовой поезд насмерть сбил 15-летнюю девочку в Одесской области
26
18:57 В Одесской области 17 июня свет будут отключать с утра до вечера
5
17:47 Морской «Сталкер»: в Одессе представили новейший украинский дрон фотографии
7




Статьи:

Лес вместо ожидаемого опустынивания и неясное будущее: год, как россияне подорвали Каховскую ГЭС

Запустил в Путина пепельницей, а сейчас служит в ПВО: история одесского Де Ниро

Одесская полиция проигрывает войну с мафией: в Бессарабии бандиты спокойно избили оперативников





Новости Одессы в фотографиях:










Думская в Viber
Ми використовуємо cookies    Ok    ×